(перенаправлено с Правители.ФридрихIIКopoльИерусалима)

Фридрих II, император Священной Римской империи



Фридрих II Изумительный
Рисунок из книги Макса Барака "Портреты кайзеров", 1888 год

Фридрих II, император Священной Римской империи
Фридрих II, король Германии и Иерусалима
Федериго I, король Сицилии
Фридрих VII, герцог Швабии

Фридрих II Рожер, Фридрих II Гогенштауфен, Фридрих Изумительный
Friedrich II Roger, Friedrich von Staufen (нем.), Friedrich II "the Marvellous" (англ.)
Годы жизни: 26 декабря 1194 - 13 декабря 1250
Годы правления:
Сицилия: 1197 - 13 декабря 1250;
Германия: 1196 - 1197; сентябрь 1211 - 13 декабря 1250
Швабия: 1212 - 1217;
Священная Римская империя: 22 ноября 1220 - 13 декабря 1250
Иерусалим: 1225-1228
Отец: Генрих VI
Мать: Констанца, дочь короля Роджера II Сицилийского
Жёны:
1) Констанция, дочь короля Арагона Альфонса II (с 1210 года);
2) Иоланта, дочь короля Иерусалимского Иоанна де Бриенна (с 9 ноября 1225 года);
3) Изабелла, дочь короля Англии Иоанна Безземельного (с 1235 года);
4) Бланка, дочь Манфредо Ланциа
Сыновья:
[1] Генрих,
[2] Конрад,
[3] Генрих,
[4] Манфред, [внебрачные] Энцо (Генрих), Федериго (Фридрих), Герардо (Герхард)
Дочери:
[3] Маргарета,
[4] Анна-Констанца, [внебрачные] Сельваджа, Маргарита, Екатерина, Бланкефлор, Виоланта



скоре после рождения сына Генрих VI добился избрания его королём Германии. Младенца стали готовить к отправке в Ахен для коронации, но Генрих внезапно заболел и умер, и королева Констанца сочла за благо уехать с сыном на Сицилию, где Фридриха провозгласили королём.

Детство Фридриха прошло среди многих тревог и опасностей, что наложило неизгладимый отпечаток на его характер. Он рано возмужал, рано сделался способным к трудным делам государственного правления, рано привык принимать серьёзные, недетские решения. В 1209 году, четырнадцати лет от роду, Фридрих был объявлен совершеннолетним, а через несколько месяцев женился на вдовствующей венгерской королеве Констанции, которая была старше его десятью годами. В сентябре 1211 года германские князья, противники Оттона IV, избрали Фридриха немецким королём и пригласили его в Германию. В марте он передал управление Сицилией жене, сел в Мессине на корабль и отплыл на север.

По пути он заехал в Рим и успокоил папу Иннокентия III, который считал для себя опасным соединение сицилийской, ломбардской и немецкой корон на одной голове. Чтобы рассеять его подозрения, Фридрих присягнул Иннокентию как сюзерену Сицилийского королевства. Из Рима он отправился в Верону. Так как все проходы в Альпах были заняты сторонниками Оттона, он перешел Швейцарские Альпы по крутым тропинкам и через Санкт-Галлен спустился к Баденскому озеру. Красота юноши, его приветливость и славное имя Гогенштауфенов очаровало всех немцев. С самого своего появления в южной Германии с отрядом всего в 60 рыцарей Фридрих стал одерживать одну победу за другой. В Базель он вступил уже с достаточно большим войском. Все города и князья верхнерейнской области, а потом и весь юг страны признали Фридриха королём. Французский король Филипп II Август прислал ему много денег. Молодой король щедро раздал их своим приверженцам и приобрел себе много усердных друзей. 5 декабря 1212 года Фридрих был коронован в Майнце. На многолюдном франкфуртском съезде в ноябре 1214 года Фридрих принял изъявления покорности от герцога Брабантского, последнего могущественного союзника Оттона, а к лету 1215 года вся империя признала его своим повелителем. В июле Фридрих повторно короновался в Ахене. Тогда же он торжественно принял крест и обещал в скором времени возглавить поход против неверных. В ноябре латеранский собор объявил Оттона IV низложенным.

Артур Георг фон Рамберг. «Двор императора Фридриха II в Палермо», 1865 год Артур Георг фон Рамберг. «Двор императора Фридриха II в Палермо», 1865 год

По своим вкусам и по характеру своего образования новый государь походил на сицилийских королей, от которых он унаследовал корону. На его воспитание и формирование мировоззрения большое влияние оказали арабы. Фридрих был одним из образованнейших государей своего времени; он сам признавался позже, что с малых лет любил науку и домогался ее. Владея греческим, латинским, французским, итальянским, немецким и арабским языками, он имел необыкновенные познания по многим предметам, но более всего любил естественные науки и медицину. Всю жизнь Фридрих собирал книги на разных языках и оставил после себя очень большую библиотеку. Он также прославился как покровитель наук и искусств и первым из императоров осознал великую силу просвещения. В Италии он покровительствовал многим учебным заведениям. Его стараниями был основан знаменитый в дальнейшем университет в Неаполе. Подобно восточным монархам, Фридрих имел склонность к изнеженности, обожал женщин и всю жизнь был окружен любовницами. В Лючере он имел настоящий гарем с наложницами и одалисками. Общаясь со многими учёными арабами, император обладал достаточно свободными религиозными взглядами, граничившими с прямым неверием. Он говорил, например, что мир был основан тремя обманщиками: Христом, Моисеем и Магометом и что двое из них умерли в почете, а третий - на креcте. Он утверждал, что лишь дураки верят в то, что девственница могла родить от Бога - Творца Вселенной. Сам он предпочитал верить лишь в то, что может быть доказано силою вещей или здравым смыслом.

Получив власть, Гогенштауфен постарался утвердить её за своим потомством и для этого поспешил заручиться поддержкой могущественного духовенства. В апреле 1220 года на франкфуртском съезде он предоставил новые и очень значительные свободы немецкому духовенству. Подобно своим предшественникам Оттону и Филиппу, он отказался от сполий, то есть от права наследовать движимое имущество епископов и аббатов и пользоваться доходами их имений до назначения преемника. Это была важная уступка, потому что сполии составляли значительный доход государства. Кроме того, Фридрих дал немецким епископам право чеканить монету и устанавливать таможенные пошлины на границе их имений. Вo многом благодаря поддержке духовенства девятилетний сын Фридриха Генрих был избран римским королём и его наследником.

В ноябре того же года Фридрих отправился в Рим, где папа Гонорий III короновал его императорской короной. После этого Гонорий стал требовать от Фридриха исполнения обета: папа хотел, чтобы император немедленно выступил на восток на помощь сирийским христианам. Но прежде, чем отправиться в крестовый поход, Фридрих хотел утвердить свою власть в южной Италии. После апулийского похода Оттона эту область надо было покорять вновь. Вельможи повиновались королю только тогда, когда находили это соответствующим своей выгоде. Граф Челанский и Молизский вёл себя как независимый государь, его владения стали приютом страшных грабительских отрядов. Даже в Сицилии было далеко не спокойно - бароны воевали друг с другом и арабами, владевшими горными частями острова. В декабре Фридрих отправился из Рима в Капую, созвал вельмож и объявил, что хочет восстановить во всех своих владениях законный порядок. Утверждение королевской власти он начал со строгого пересмотра дарственных грамот, выданных во время его несовершеннолетия. Многие из них оказались подложными; только тем вельможам, которые могли доказать достоверными документами свои права на приобретенные ими церковные или королевские лены, он оставил их земли, а владения остальных отбирал. Вслед за тем Фридрих принудил покориться сильнейшего из его противников Томасо, графа Челанского и Молизского, разрушил Челано и некоторые другие замки графа, а жителей их переселил в город Чезарею, который основал по соседству. Для обуздания других апулийских вельмож Фридрих строил замки и ставил в них надёжные войска. Он отобрал торговые владения у генуэзцев, стал строить военные корабли и вообще заботиться о развитии морской торговли сицилийских городов.

Переправившись затем в Сицилию, Фридрих совершил несколько походов в горы против арабов, грабивших население соседних долин, и между прочим разрушил монастыри, церкви и жилища духовных сановников в окрестностях Джирдженти. Эмира Ибн-Абеда он велел повесить, а всех покорённых сарацин переселил в апулийский город Лучеру. Здесь они стали усердно служить императору и всегда были готовы к походу по первому его призыву. Сарацины выставляли 20 тысяч воинов и были ударной силой короля, предоставлявшего им полную свободу богослужения. Занятый этими делами, Фридрих постоянно откладывал свой крестовый поход. Чтобы смягчить гнев папы, император старался идти ему навстречу в других вопросах: он освободил духовенство от податей, объявил, что отлучённые от церкви будут подвергаться преследованию светской власти как мятежники, установил более суровые наказания еретикам. Этими важными уступками, а также признанием Тосканы собственностью папского престола, Фридрих выторговывал у Гонория новые отсрочки. Наконец, на конгрессе в Ферентино он дал клятву, что отправится в крестовый поход на Иванов день (24 июня) 1225 года. Нельзя было сомневаться в его искренности, так как к этому побуждала его и личная выгода. После смерти первой жены Фридрих собирался жениться на принцессе Иоланте, наследнице Иерусалимского престола. Таким образом, воюя с мусульманами, он защищал бы от них свои собственные владения. Однако, когда установленный срок наступил, крестоносцев собралось так мало, что Фридрих стал просить новой отсрочки. С глубоким огорчением Гонорий позволил отложить поход на два года.

В ноябре 1225 года император женился в Бриндизи на Иоланте (Изабелле) Иерусалимской. Подобно первому, второй брак Фридриха также был заключен по политическому расчету, а не из любви к невесте. Сразу после свадьбы Фридрих принял титул короля Иерусалимского, назначил Эда, графа Монбельярского, своим наместником в Палестине и потребовал, чтобы палестинские бароны и рыцари присягнули ему в верности. В день свадьбы Иоанн Бриеннский, прежний король Иерусалимский, отказался от своего королевского титула. Но затем между тестем и зятем начались ссоры, усугублённые жалобами Иоланты на то, что муж пренебрегает ей и предпочитает законной жене одну из приехавших с ней родственниц, которую он сделал своей любовницей. Император со своей стороны обвинял Иоанна в том, что тот подстрекает к мятежу его сицилийцев. Между тем, укрепляя свою власть в Италии, Фридрих постепенно втянулся в конфликт с ломбардскими городами.

На Пасху 1226 года он назначил съезд в Кремоне для совещания о крестовом походе и для установления порядка и мира в государстве. Стало известно, что под видом приготовлений к походу в Ломбардию будут стянуты значительные военные силы из Германии. Обеспокоенные этим ломбардцы вновь объединились в Лигу и поклялись всеми силами защищать свою свободу. В мае 1226 года Фридрих с сицилийскими войсками двинулся в Кремону. Болонья и Фаэнца закрыли перед ним ворота, так что император принуждён был располагать свой стан под открытым небом. В то же время ломбардцы заперли все альпийские проходы и не пустили в Италию сына императора Генриха, который с немецкими князьями хотел пройти в Кремону. Съезд, назначенный императором, не состоялся. Фридрих попробовал вступить в переговоры с Лигой, но ломбардцы выставили такие требования, которые ясно показывали, что цель их союза - установить полную независимость Северной Италии. Положение императора ещё более ухудшилось после смерти в марте 1227 года Гонория III.

Новый папа Григорий IX все свои силы направил на подготовку крестового похода и непреклонно требовал от Фридриха исполнения его обета. Летом для участия в Шестом крестовом походе в Апулии собрались толпы пилигримов со всей Европы. Из-за большого скопления людей и страшной жары в лагере вскоре начались повальные болезни, от которых умерли тысячи людей. Наконец, в начале сентября, Фридрих отправил в Сирию большой флот с частью войска под предводительством Генриха Лимбургского. Сам он вскоре двинулся следом, но уже больной. В пути болезнь усилилась. Император вынужден был высадиться на берегу Отранто. Состояние его ухудшилось, и он должен был на некоторое время оставить мысль о продолжении путешествия. Раздражённый новой задержкой похода, Григорий, не обращая никакого внимания на многократные попытки Фридриха оправдаться, 29 сентября в Ананьи произнёс над ним отлучение от церкви. В своем окружном послании он перед лицом всего христианского мира обвинил императора в упорном стремлении избежать исполнения обета. Он писал, что по вине Фридриха была потеряна для христиан Дамиетта, что он специально задерживал войско пилигримов в Бриндизи до тех пор, пока оно не стало жертвой повальной болезни, и что недуг, которым он старался оправдать нарушение своего слова, был притворным.

Во всём этом папа был совершенно не прав. Сначала Фридрих с большим достоинством держался против этих оскорбительных нападок, но потом страстной опрометчивостью еще более увеличил пламя раздора. Он опять отобрал у папы Анконскую марку и стал поддерживать врагов Григория в Риме. Папа отвечал ему новым проклятьем. В марте 1228 года он повторил отлучение против Фридриха и прибавил к нему ещё интердикт на каждую местность, где находился император. Он даже запретил гордому Гогенштауфену начинать крестовый поход прежде, чем он не склонится в покаянии перед волею церкви. Фридрих не обратил на это внимания и в июне 1228 года отплыл из Бриндизи в Сирию. 7 сентября он пристал к Акре и стал прилагать усилия к тому, чтобы возвратить христианам Иерусалим. Но, в отличие от своих предшественников, он старался достигнуть этой цели не оружием, а искусными переговорами. Положение, в котором он оказался, было очень непростым. Григорий запретил всем сирийским христианам повиноваться приказаниям отлучённого императора и начал в Италии войну против Сицилийского королевства. Рыцарские ордена тамплиеров и госпитальеров с самого начала не хотели слушаться Гогенштауфена. Так же враждебно были настроены против него киприоты, остров которых император объявил своим леном. Собственных сил для ведения войны с мусульманами у Фридриха было явно недостаточно, но он ловко воспользовался их раздорами.

Ещё прежде чем отправиться в поход, он завязал дружественные сношения с египетским султаном Аль-Камилем и предложил ему союз против его племянника Ан-Назира Дауда, владевшего Дамаском. В обмен он требовал возвратить Иерусалим. Султан медлил с ответом, и, чтобы усилить свои доводы, Фридрих зимой занял Яффу. Отсюда он мог постоянно грозить Святому Городу. В виду этого Аль-Камиль пошёл на уступки, и в феврале 1229 года между обоими государями был заключен долгожданный договор. Султан уступил христианам весь Иерусалим, кроме мечети Омара и принадлежавшего к ней комплекса, а также Вифлеем, Назарет и местечки, лежащие по дороге от Иерусалима к Яффе. Император обещал быть союзником Аль-Камиля против всех его врагов, как мусульман, так и христиан (имелись в виду владетели Антиохии и Триполи). 17 марта Фридрих торжественно вступил в освобожденный Иерусалим. Несмотря на блестящий успех переговоров, враги императора могли найти в этом договоре много причин для недовольства. Вместо благодарности и признания Гогенштауфен получил только высокомерное и презрительное порицание. 19 марта в Иерусалим явился архиепископ Цезарейский и наложил на Святые места интердикт. Пилигримов охватила ярость, что "был отлучён город, в котором Господь Иисус Христос был замучен и погребён". Патриарх Иерусалимский Герольд отверг "ложный мир" и призвал крестоносцев к продолжению войны. Когда Фридрих запретил это, Герольд проклял тех, кто исполнял приказания императора и наложил на Акру интердикт. В то же время фанатичные монахи со своих кафедр изрекали страшные проклятья против развратного сына церкви. В таком состоянии Фридрих должен был оставить Святую Землю. Тревожные вести, приходившие из Европы, заставляли его спешить с возвращением. По отъезде императора из Италии папа Григорий объявил, что освобождает его подданных от присяги и отлучает от церкви всех тех, кто будет защищать его власть. Папские войска начали войну в Апулии, взяли Гаэту и Беневент. Иоанн Бриеннский, поставленный во главе папской армии, блокировал все приморские города Апулии и уже надеялся стать преемником сицилийского короля, но в это время в Бриндизи высадился Фридрих.

Как только весть об этом распространилась по Италии, приспешники папы поспешно отступили на север. Иоанн Бриеннский удержался только в Сан-Джермано. Прежде чем начинать войну, Фридрих сделал попытку примириться с папой. Но Григорий, живший тогда в Перудже, отвечал на это новым отлучением и обратился ко всем государям и народам с просьбой о помощи против врага церкви и веры. Он составил и распространил по Европе грамоту, в которой доказывал, что император коварно действовал в Палестине. В Германии он возбуждал князей восстать против ненавистного рода Гогенштауфенов, "гонителей церкви". Но его хлопоты были напрасны. Папские легаты повсюду в Германии встречали плохой прием, князья сохраняли верность императору. Государи Англии, Испании и Франции тоже ничем не помогли папе. Даже в Ломбардии Григорий не добился никакой поддержки.

Между тем к Фридриху собрались апулийцы. Рыцари, проделавшие с ним крестовый поход, взялись помогать ему в войне с папой. Император вступил в Сан-Джермано и стал готовиться к походу на Рим. Видя это, Григорий сбавил тон и скрепя сердце согласился на мирные переговоры. В июне в Сан-Джермано был заключен мир. Фридрих обещал не предпринимать похода на Рим и сделал еще несколько уступок Григорию. В августе папа снял с императора свое отлучение. Бывшие противники договорились о совместной борьбе против еретиков. После заключения Сан-Джерманского мира Фридрих деятельно занялся устройством дел в своих владениях. При этом политика его в королевстве Сицилийском была прямо противоположна той, которую он проводил в Германии. Если на юге Италии он стремился разрушить феодальную систему и основать бюрократическую монархию, то в Германии он даровал князьям права, сделавшие их могущество неограниченным. В нескольких указах 1231 года, особенно в постановлениях вормсского съезда, была подтверждена почти полная независимость князей и их полный суверенитет. Городам было запрещено принимать к себе и давать гражданские права подданным князей. Полномочия городского суда ограничивались городской чертой. Все лены, полученные городами от князей и епископов, должны были возвратиться прежним сюзеренам. Точно так же в подчинении у князей оказалось немецкое рыцарство. Рыцари должны были получать свои лены от князей и повиноваться их суду. Император обещал больше не строить замков и не основывать своих городов во владениях князей. Он также обещал не чеканить в их владениях своей монеты. Каждый епископ и князь получил право укреплять свою резиденцию рвами, стенами и другими средствами. Эта почти абсолютная власть князей ограничивалась только в двух случаях: князья не могли издавать законы и вводить налоги без согласия лучших и знатных людей своей области. Эти вопросы были переданы на усмотрение местных съездов.

Свободу городских общин Фридрих считал "ядовитым растением, которое следует искоренить". Поэтому он вёл упорную борьбу с городскими вольностями как в Германии, так и в Италии. В 1232 году на съезде в Равенне Фридрих издал указ, лишавший немецкие города их прав и преимуществ. Этим указом уничтожались городские коммуны, советы, магистраты, образованные в городах без согласия их сюзеренов. Тем же указом распускались ремесленные цеха. Итогом всех этих нововведений стало, как и следовало ожидать, общее ослабление центральной власти в Германии. Впрочем, Фридрих не столько изменял сложившийся строй, сколько утверждал фактическое положение вещей, которое стало складываться ещё при Фридрихе Барбароссе и сделалось повсеместным после его смерти. Надо признать, что вся политика Гогенштауфенов, начиная с Конрада III, вела к развалу Германского королевства. Их увлечение крестовыми походами, их длительные отлучки из-за постоянных войн в Италии, их упорное стремление проводить имперскую политику в ущерб национальной привели к тому, что реальная власть навсегда ускользнула из их рук.

Деятельность Фридриха II в Сицилии имела совсем другое направление. В августе 1231 года на придворном съезде в Мельфи император обнародовал "Конституции (уставы) королевства Сицилийского", над разработкой которых работали виднейшие юристы того времени. Этот замечательный кодекс был написан уже не в средневековом духе, а на основе идей, которые получили распространение гораздо позже - в XVI и XVII столетиях. Вся власть по этим конституциям сосредотачивалась в руках короля, управлявшего делами при помощи своих чиновников, назначаемых и сменяемых по его воле. Феодалы были лишены значительной части своего имущества и привилегий. Так, все замки, построенные баронами после смерти Вильгельма II, должны были быть разрушены, всякому, начавшему междоусобную войну, грозила смертная казнь. Любой виновный в убийстве, вне зависимости от его знатности, подлежал смертной казни (к убийству были приравнены и несанкционированные дуэли). Ношение оружия запрещалось. В своих поместьях бароны могли решать только гражданские дела, уголовные рассматривал королевский суд. Духовенство было подчинено королевской юрисдикции и обложено налогами наравне с остальными сословиями. Церковный суд отменялся. Клирикам запрещалось заниматься общественными делами. Вводился запрет на дарение, завещание или продажу земли церкви. Городам было запрещено избирать подест, консулов или ректоров. Они были отданы под управление государственных чиновников, при которых состоял совет нотаблей, избираемый горожанами. Однако представители городов участвовали в государственных съездах наравне со знатью и духовенством. Взамен феодальной системы вводилась бюрократическая, судебная, административная и налоговая система. Страна была разделена на девять провинций. Верховным судьей в каждой из них являлся юстициарий, назначаемый королем и получавший жалование из казны. Уголовные законы в Сицилии были мягче и гуманнее, чем целом в Европе. Пытки были разрешены только в отношении людей, обвиняемых в государственной измене, и еретиков. Честь женщин и девушек строго защищалась. Все местные юридические обычаи, в том числе и "Божий суд", были запрещены. Первым после юстициария сановником провинции стал камерарий (казначей), ответственный за сбор податей и заведовавший финансами. Ему также подчинялась полиция. Крепостное право в королевских имениях было уничтожено.

Фридрих очень заботился о земледелии, учреждал образцовые фермы, наблюдал за обработкой полей, за сохранением лесов, за скотоводством, за улучшением земли. По его прямой указке на пустошах разбивались виноградники, разводились новые виды культур, такие как индиго, финиковая пальма, хлопчатник и сахарный тростник. Для поощрения торговли он уничтожил все внутренние таможни и снизил пошлины. Он очень много заботился о заключении торговых договоров со всеми соседями, стараясь использовать выгодное положение Сицилии и превратить ее в центр средиземноморской торговли. Он сам вёл обширную и очень выгодную торговлю с Африкой. При нём был отстроен большой военный флот, превративший его королевство в крупнейшую морскую державу того времени. При этом Фридрих вёл непрерывную войну с пиратами и добивался прекращения морского разбоя. Военными вопросами в каждой округе заведовали капитаны, в обязанности которых входило набирать солдат, строить крепости и заготовлять провиант. Основу армии составляли наёмники. Образцово была устроена финансовая система. Все граждане были обложены постоянным поземельным налогом, от которого не освобождались даже монастыри. Была очень хорошо отлажена система сбора налогов, отчета и ревизий. Благодаря цветущему состоянию королевства Фридрих получал в свои руки весьма значительные средства. Кроме того, огромные доходы он имел с личных имений, государственных монополий и таможенных пошлин. Благодаря своему богатству Фридрих создал один из самых блестящих дворов в тогдашней Европе. Подобно восточным царям он держал при дворе множество красивых женщин. В его великолепных замках шли непрерывные праздники, рыцарские турниры, пиры с пением и музыкой. Но с другой стороны, проведение имперской политики, постоянные внешние войны, содержание большого наёмного войска требовали от Фридриха колоссальных затрат. Поэтому во второй половине его царствования налоговое бремя сделалось непосильным для подданных.

После умиротворения Германии, покорения южной Италии и возобновления союзных отношений с папой ломбардцы оставались главными противниками Фридриха. Война с ними назревала уже много лет, так как могущественные ломбардские города не хотели признавать над собой никакой власти и отвергали даже те призрачные права императора, которые Фридрих I утвердил по констанцскому миру. Все попытки разрешить конфликт дипломатическим путем не имели успеха, и летом 1237 года Фридрих во главе большой армии выступил против непокорных. В октябре он овладел Мантуей и двинулся на Милан. 27 ноября при Кортенуове он внезапно напал на войска Лиги. Ломбардцы в течение дня упорно отражали атаки немцев. Однако ближе к ночи тяжелая немецкая конница прорвала вражеский строй и обратила противников в бегство. Число убитых и взятых в плен достигало 10 тысяч. Это поражение тягостно подействовало на итальянцев. В начале 1238 года Лоди и многие другие небольшие города, не надеявшиеся выдержать осаду имперских войск, открыли перед Фридрихом ворота. Но Милан, Алессандрия. Брешия, Пьяченца и Болонья решили продолжать войну. Они, впрочем, соглашались признать верховную власть императора и распустить Лигу, но твердо настаивали на сохранении своего самоуправления. Фридрих отвечал им требованием безусловной покорности, поэтому война продолжалась. В августе император подступил к Брешии и три месяца вёл упорную осаду этого города. Натолкнувшись на героическое сопротивление, он должен был в начале ноября отступить в Кремону. Эта неудача имела для него очень дурные последствия. Генуя и Венеция отложились от Фридриха и перешли на сторону его врагов. Папа Григорий, с большим неудовольствием наблюдавший за усилением императора, также стал открыто поддерживать ломбардцев.

Еше более усилили негодование папы сардинские события. Во время осады Брешии Фридрих устроил свадьбу своего побочного сына Энцо с вдовой Убальдо Висконти Аделазией. Она владела большей частью Сардинии. Не взирая на то, что этот остров считался владением папы, Фридрих дал Энцо титул короля Сардинии. В апреле 1239 года папа вторично отлучил Фридриха от церкви, предал его проклятью, освободил его подданных от присяги и наложил интердикт на все те местности, в которых он будет находиться. Поначалу это отлучение не оказало большого влияния на события, но в конечном итоге оно послужило причиной гибели всего рода Гогенштауфенов. Осенью 1239 года Фридрих осадил Милан, но не смог его взять. Император ограничился тем, что разграбил и опустошил его окрестности. Затем Фридрих двинулся на Рим. Многие города Тосканы и Умбрии открыли перед ним ворота, но римляне на этот раз проявили большое воодушевление и поклялись папе стойко выдержать осаду. Увидев, что нет надежды на легкую победу, Фридрих отказался от нападения на город. Летом 1240 года он пошёл в Романью, в августе принял капитуляцию Равенны, а затем подступил к Фаэнце. После изнурительной осады в апреле 1241 года город сдался. Тогда же Фридриху покорился Беневент. В обоих городах император обошёлся с побежденными очень милостиво.

Папа Иннокентий IV лишает Фридриха II короны Папа Иннокентий IV лишает Фридриха II короны

Летом он опять пошёл на Рим и по дороге узнал о смерти Григория. Тем не менее он осадил город, упорно приступал к нему, но не мог взять. В течение двух лет Фридрих жестоко опустошал римскую Кампанью, но так и не взял ни одного города. Все владения римской кафедры он объявил имперскими. Его сарацины разрушили Альбано и беспощадно опустошили владения кардиналов. Те собрались в Ананьи и оттягивали избрание нового палы. Наконец, в июне 1243 года был избран кардинал Синибальдо Фиэски, принявший имя Иннокентия IV. Взойдя на престол, этот папа стал твёрдо и жестко продолжать политику своего предшественника, так что император ничего не выиграл от смены первосвященника. В довершение несчастий против Фридриха восстал город Витербо, которому он сделал много благодеяний. Все попытки захватить его осенью 1243 года окончились неудачей. Поражение под Витербо было тяжёлым ударом. Целый ряд городов в Ломбардии сразу отложился от императора. В 1244 году папа перебрался из Рима в Лион и здесь в апреле 1245 года вновь отлучил Фридриха от церкви. Затем собравшийся в июне собор объявил императора низложенным. После этого ни о каком примирении не могло быть и речи. Конечно, реально Иннокентий не мог лишить Гогенштауфена его короны, но он посеял семена мятежа среди его подданных. В Германии многие могущественные князья объявили себя свободными от присяги и стали совещаться об избрании нового короля. Восстания вспыхнули в Сицилии. Фридрих поспешил на остров. Весной и летом 1246 года он взял несколько замков и безжалостно казнил всех инсургентов (в том числе 22-х знатных дам и девушек). Его полководцы и сыновья подавили мятеж в Парме и некоторых других городах Средней Италии.

Но Фридрих не мог удержать под своим контролем Германию. Многие светские и духовные князья, враждебные императору, собрались в мае 1246 года на съезд в Файтсхёххайме и избрали королем ландграфа Тюрингского Генриха Распе. Сын Фридриха Конрад, выступивший против мятежников, был разбит ими под Франкфуртом. Враги Гогенштауфенов приободрились, но в феврале 1247 года Генрих Распе умер. Фридрих стал собирать силы для похода на Лион. Однако в июне 1247 года вновь восстала Парма. Император осадил этот город и так стеснил его осадой, что там начался сильный голод. Чтобы не прекращать осады даже зимой, Фридрих велел построить в четырех милях от осажденной Пармы город Витторию. Он не сомневался в победе, но в феврале 1248 года, воспользовавшись его отъездом, защитники Пармы напали на Витторию и сожгли её дотла. Они захватили корону Фридриха, его казну и увели в плен его гарем. При этом внезапном нападении осаждавшие разбежались, и сам Фридрих поспешно уехал в Кремону. От этого удара он уже не смог оправиться. В Романье и Тоскане вновь взяли верх сторонники папы. В сентябре 1247 года в Германии был избран королем Вильгельм, граф Голландский. Конрад повёл против него войну, и вскоре вся Германия была охвачена междоусобиями. Дела Фридриха в Италии с каждым годом шли все хуже. Силы его были изнурены борьбой, многие города и вельможи изменяли ему; он сделался подозрителен и стал слушаться клеветников. В мае 1249 года в сражении у речки Фоссальты был разбит и взят в плен сын Фридриха Энцо. В сентябре сторонники папы взяли Модену. В декабре 1250 года во время подготовки похода в Ломбардию Фридрих вдруг почувствовал упадок сил. У него открылся кровавый понос, и 13 декабря он умер на руках своего внебрачного сына Манфреда.